Лечение аутоиммунного гепатита

Аутоиммунный гепатит есть прогрессирующим развивающимся воспалением тканей печени непонятной этиологии, которое может характеризоваться наличием в сыворотке крови разных антител и гипергаммаглобулинемией.

В тканях печени при гистологическом изучении выявляется, по очень мере, перипортальный гепатит (частичные (ступенчатые) некрозы и пограничный гепатит). Заболевание быстро прогрессирует и ведет к появлению цирроза печени, острой печеночной недостаточности, портальной гипертензии и летальному финалу.

По причине того, что патогномоничные симптомы болезни отсутствуют, для диагностики аутоиммунного гепатита направляться исключить вирусный хронический гепатит, недостаточность альфа-антитрипсина, заболевание Вильсона, лекарственный гепатит, алкогольный гепатит, гемохроматоз и неалкогольную жировую дистрофию печени, и иные иммунные болезни, такие как билиарный первичный цирроз печени, склерозирующий первичный и аутоиммунный холангит . Детальный сбор анамнеза, проведение некоторых лабораторных тестов и высококвалифицированное изучение гистологических факторов разрешают установить верный диагноз как правило.

Как ни необычно, этиология данной болезни пока не узнана. Аутоиммунный гепатит – редкое заболевание, не характерное для Северной Америки и Европы, где заболеваемость образовывает около 50-200 случаев на 1 000 000 человек. Согласно данным американской и европейской статистике, больные с аутоиммунным гепатитом составляют около 20% всех больных с хроническим гепатитом. В Японии заболевание диагностируется в 85% случаев гепатита.

Что происходит на протяжении развития аутоиммунного гепатита?

Значительно чаще заболеванием страдают юные дамы. Соотношение мужчин и дам среди больных – 1:8. Для этого гепатита характерна очень тесная связь со многими антигенами основного комплекса гистосовместимости (HLA, MHC у человека), каковые участвуют в иммуннорегулирующих процессах. Стоит подчернуть, что ассоциированы аллели В14, DQ2, DR4, B8, AI, HLA DR3, C4AQ0. Имеется сведения о значении недостатков транскрипционного фактора (называется AIRE-1) в происхождении аутоиммунного гепатита (отмечается его роль в развитии и поддержании иммунологической толерантности). По причине того, что АИГ начинается далеко не у всех носителей выше отмеченных аллелей, допускается роль дополнительных триггерных факторов, каковые запускают аутоиммунный процесс (вирусы гепатитов A, B, C, герпеса (HHV-6 и HSV-1), реактивные метаболиты медикаментозных средств, заболевание Эпштейна-Барра и т.д.).

Сущность патологического процесса сведена к недостатку направляться. У больных, как правило, отмечается уменьшение Т-супрессорной субпопуляции лимфоцитов, в будущем в тканях и крови образуются антиядерные антитела к липопротеиду и гладким мышцам. Нередкое выявление LE-клеточного феномена с наличием выраженных внепеченочных (системных) поражений, характерных для красной системной волчанки, разрешило основание называть эту заболевание люпоидным гепатитом.

Симптомы аутоиммунного гепатита

Фактически у 50% больных первые симптомы заболевания появляются в возрасте 12-30 лет, второе же явление характерно для постменопаузального периода. Примерно у 30% больных заболевание появляется неожиданно и клинически ее нереально отличить от острой формы гепатита. Это нельзя сделать кроме того спустя 2-3 месяца по окончании развития патологического процесса. У ряда больных заболевание начинается незаметно: неспешно чувствуется тяжесть в правом подреберье, усталость. Из первых признаков возможно отметить системные внепеченочные проявления. Для болезни характерна комбинация показателей иммунных расстройств и поражения печени. В большинстве случаев, проявляется спленомегалия, гепатомегалия, желтуха. У трети дам отмечается аменорея. У четверти всех больных видится язвенный колит, всевозможные кожные сыпи, перикардит, миокардит, тиреоидит, разные специфические язвы. В 5-8 возрастает неспециализированная активность аминотрансфераз, появляется гипергаммаглобулинемия, диспротеинемия, изменяются осадочные пробы. Обычно смогут быть положительные серологические реакции, каковые выявляют LE-клетки, тканевые антитела и антиуклеарные антитела к слизистой оболочке оболочке желудка,клеткам почечных каналов, гладкой мускулатуре, щитовидной железе.

Принято различать три типа АИГ, любой из которых владеет не только неповторимым серологическим профилем, но и специфическими изюминками естественного течения, и ответом на прогноз и простую иммуносупрессивную терапию. В зависимости от выявляемых аутоантител выделяют:

  • Тип первый (анти-ANA позитивный, анти-SMA);
  • Тип второй (анти-LKM-1позитивный);
  • Тип третий (анти-SLA позитивный).

Первый тип характеризуется циркуляцией антинуклеарных аутоантител (ANA) у 75-80% больных и/либо SMA (антигладкомышечных аутоантител) у 50-75% больных обычно в сочетании с цитоплазматическими антинейтрофильными аутоантителами р-типа (рANCA). Развиваться может в любом возрасте, но наиболее характерен возраст 12-20 лет и постменопаузальный период. Практически у 45% больных при отсутствии патогенетического лечения в течение трех лет появляется цирроз. У большинства больных данной категории отмечается утвердительный ответ на кортикостероидную терапию, но у 20% остается стойкая ремиссия в случае отмены иммуносупрессоров.

Второй тип с антителами к микросомам печени и почек 1-го типа (анти-LKM-1) определяется у 10% больных, обычно в комбинации с анти-LKM-3 и антителами к анти-LC-1 (печеночно-цитозольному антигену). Отмечается существенно реже (до 15% больных АИГ) и, в большинстве случаев, у детей. Течение болезни характеризуется более высокой гистологической активностью. За 3-хлетний период цирроз формируется вдвое чаще, чем при гепатите первого типа, что определяет плохой прогноз. Второй тип более резистентен к лекарственной иммуносупрессии, а отмена лекарств в большинстве случаев ведет к рецидиву болезни.

Лечение аутоиммунного гепатита

Третий тип обуславливается наличием антител к печеночно-панкреатическому антигену (анти-LP) и печеночному растворимому антигену (анти-SLA). Не считая классических видов аутоиммунного гепатита, в клинической практике обычно видятся нозологические формы, каковые вместе с клиническими показателями имеют черты ПСХ, ПБЦ и вирусного хронического гепатита. Эти формы обозначают в качестве аутоиммунных перекрестных синдромов либо overlap-синдромов.

Варианты аутоиммунного атипичного гепатита:

  • АИГ – на ПСХ;
  • ПБЦ – на АИГ;
  • Криптогенный гепатит. Изменение диагноза;
  • АМА-негативный ПБЦ(АИХ).

Происхождение перекрестных синдромов, как и многих других аутоиммунных болезней, до сих пор неизвестно. Имеется предположение, что у больных с генетической предрасположенностью под действием разрешающих (триггерных) факторов происходит нарушение иммунологической толерантности к аутоантигенам. Относительно перекрестных синдромов смогут быть рассмотрены две патогенетические догадки. В соответствии с первой догадкой, один либо пара триггеров содействуют появлению независимых аутоиммунных болезней, каковые по окончании из-за общности многих патогенетических звеньев обретают черты перекрестного синдрома. Вторая догадка предполагает происхождение перекрестного синдрома a priori под влиянием разрешающих факторов на соответствующем генетическом фоне. Вместе с достаточно четко очерченным синдромом АИГ/ПСХ и АИГ/ПБЦ, многие авторы относят к данной группе такие состояния, как криптогенный гепатит и холангит.

До сих пор не решился вопрос о правомочности оценивания хронического гепатита С с сильно выраженными аутоиммунными компонентами в качестве атипичного проявления АИГ. Имеется описание случаев, в то время, когда спустя пара лет классического течения ПБУ без четких провоцирующих факторов наблюдалось исчезновение антимитохондриальных антител, подъем трансамиаз, происхождение ANA в высоком титре. Помимо этого, известны кроме этого описания в педиатрической практике превращения АИГ в ПСХ.

На сегодня известна и детально обрисована ассоциация хронической формы гепатита С с различными внепеченочными проявлениями. Самым возможным для большинства заболеваний и синдромов, каковые наблюдаются при HCV-инфекции, есть иммунный патогенез, не смотря на то, что определенные механизмы еще не узнаны во многом. Доказанные и необъясненные иммунные механизмы в себя включают:

  • Поликлональную и моноклональную пролиферацию лимфоцитов;
  • Секрецию цитокинов;
  • Образование аутоантител;
  • Отложения иммунных комплексов.

Частота иммуноопосредованных заболеваний и синдромов у больных с хроническим гепатитом С образовывает 23%. Аутоиммунные проявления наиболее свойственны для больных с гаплотипом HLA DR4, ассоциированный с внепеченочными проявлениями кроме этого при АИГ. Это подтверждает вывод о триггерной роли вируса в формировании аутоиммунных процессов у больных с генетической предрасположенностью. Связи между частотой аутоиммунных проявлений и генотипом вируса не найдено. Иммунные болезни, каковые сопутствуют аутоиммунному гепатиту:

  • Герпетиформный дерматит;
  • Аутоиммунный тиреоидит;
  • Фиброзирубщий альвеолит;
  • Узловая эритема;
  • Гингивит;
  • Местный миозит;
  • Заболевание Грейвса;
  • Гломерулонефрит;
  • Гемолитическая анемия;
  • Сахарный инсулинозависимый гепатит;
  • Тромбоцитопеническая идиопатическая пурпура;
  • Атрофия ворсинок слизистой оболочке кишечника;
  • Плоский лишай;
  • Ирит;
  • Нейтропения;
  • Myasthenia gravis;
  • Пернициозная анемия;
  • Периферическая нейропатия;
  • Склерозирующий первичный холангит;
  • Ревматоидный артрит;
  • Гангренозная пиодермия;
  • Синовит;
  • Синдром Шегрена;
  • Красная системная волчанка;
  • Язвенный неспецифический колит;
  • Витилиго;
  • Крапивница.

Какие конкретно факторы смогут выяснить прогноз болезни при аутоиммунном гепатите?

Прогноз болезни зависит, в первую очередь, от общей активности воспалительный процессов, которая возможно быть выяснена при помощи классических гистологических и биохимических изучений. В сыворотке крови активность аспартатаминотрансферазы на порядок превышает обычную. При 5-кратном превышении уровня АСТ в комбинации с гипергаммаглобулинемией (концентрация e-глобулинов обязана составлять, как минимум, вдвое больше простых показателей) предполагается трехлетнюю выживаемость у. больных и десятилетнюю выживаемость у 10% больных.

У больных с пониженными показателями биохимической активности неспециализированный прогноз видится более благоприятным: 15-летняя выживаемость достигается у 80% больных, а возможность образования цирроза печени на протяжении этого периода образовывает не более 50%. В ходе распространения воспалительных процессов между портальными долями либо между центральными венами и портальными долями, пятилетний уровень смертности образовывает порядка 45%, а частота происхождения цирроза – 82%. Такие же результаты наблюдаются у больных с всецело уничтоженными долями печени (мультлобулярные некрозы).

Комбинация цирроза с воспалительным процессом кроме этого имеет достаточно негативный прогноз: более 55% больных умирают в течение пяти лет, около 20% – в течение 2-х лет от кровотечения из варикозных вен. Для больных с перипортальным гепатитом, в отличие от них, характерна низкая, пятилетняя выживаемость. Частота формирования цирроза в течение данного периода достигает 17%. Стоит подчернуть, что в случае отсутствия таких осложнений, как асцит и печеночная энцефалопатия, каковые снижают эффективность терапии кортикостероидными препаратами, воспалительный процесс самопроизвольно разрешается у 15-20% больных, не обращая внимания на активность болезни.

Диагностика аутоиммунного гепатита

В диагностировании аутоиммунного гепатита особенное значение имеет определение таких маркеров, как антинуклеарные антитела (ANA), антитела к микросомам почек и печени (анти-LKM), антитела к гладкомышечным клеткам (SMA), печеночно-растворимым (SLA) и печеночно-панкреатическим антигенам (LP), асиало-гликопротеин к рецепторам (печеночный лектин) и антигенам плазматической мембраны гепатоцитов (LM).

В 1993-м году интернациональная группа по изучению аутоиммунного гепатита распознала диагностические критерии данной болезни, выделив заключения возможного и определенного аутоиммунного гепатита. Для установления определенного диагноза требуется отсутствие в анамнезе потребления гепатотоксических препаратов, гемотрансфузий, злоупотребления спиртными напитками; отсутствие сывороточных маркеров активности инфекции; уровни IgG и у-глобулинов более чем в 1.5 раза больше обычных; титры LKM-1, SMA, ANA, 1:88 для взрослых и больше 1:20 для детей; большое превышение активности АлАТ, АсАТ и менее выраженное увеличение щелочной фосфатазы.

Доподлинно как мы знаем, что у 95% больных ПБЦ определение AMA есть основным серологическим диагностическим маркером заболевания. У другой части больных с характерными гистологическими и клинико-биохимическими показателями ПБЦ AMA не обнаруживаются. Одновременно с этим, кое-какие авторы утверждают, что обычно обнаруживаются ANA (до 70%), SMA (до 38%) и иные аутоантитела.

До сих пор не сформировано единого мнения, которое имело возможность разрешить отнести данную патологию к одной нозологических форм. В большинстве случаев, данный синдром обозначен в качестве аутоиммунного холангита, течение которого не имеет специфических линия, что есть основанием предполагать вероятную секрецию АМА в допороговой концентрации. АИГ/ПБЦ либо подлинный перекрестный синдром в большинстве случаев характеризуется смешанной картиной болезней и отмечается у 10% от общего числа больных с ПБЦ.

У больного с доказанным ПБЦ диагноз подлинного перекрестного синдрома возможно установлен при наличии не меньше 2-х из 4-хследующих параметров:

Лечение аутоиммунного гепатита
  • IgG более 2-х норм;
  • АлАТ более 5 норм;
  • SMA в диагностическом титре ( 1:40);
  • Ступенчатые перипортальные некрозы в биопате.

Имеется четкая ассоциация синдрома АИГ/ПБЦ с DR4, DR3, HLA B8. В сыворотке крови наблюдаются разные аутоантитела с наиболее обычным сочетанием в виде ANA, AMA и SMA. Частота обнаружения АМА у больных с АИГ по данным некоторых авторов образовывает порядка 25%, но их титр, в большинстве случаев, диагностического значения не достигает. Кроме этого, АМА при АИГ, как правило, не имеют специфичность для ПБЦ, не смотря на то, что в 8% случаев обнаруживается выработка обычных антител к антигенумембраны (внутренней) митохондрий М2.

Необходимо подчеркнуть возможность ложноположительного результата анализа на АМА при применении способа непрямой иммуиофлюоресценции из-за подобной флюоресцентной картины с анти-LKM-1. К тому же, как сочетание направляться и АИГ видится, в большинстве своем, у взрослых больных, АИГ/ПСХ (перекрестный синдром) в основном выявляется в педиатрической практике, не смотря на то, что описываются случаи болезни и у взрослых.

Начало АИГ/ПСХ, в большинстве случаев, проявляется клинико-биохимическими показателями аутоиммунного гепатита с предстоящим присоединением признаков ПСХ. Комплект сывороточных аутоантител фактически схож с АИГ-1. В развитой стадии вместе с гистологическими и серологическими простыми показателями АИГ отмечается биохимический синдром холестаза и тяжелые фиброзные нарушения желчных каналов в биоптате печени. Для этого состояния характерна ассоциация с воспалительными процессами кишечника, которая обнаруживается, но, относительно редко в момент установления диагноза. Как и в случае с изолированным ПСХ, ответственным способом диагностики есть хонгиография (магнитно-резонансная, чрескожная чреспочечная, эндоскопическая ретроградная), разрешающая распознать кольцевидные мультифокальные структуры в желчных протоков и вне их.

Наряду с этим хорошая холангиографическая картина должна быть при изолированном поражении небольших протоков. Трансформации внутрипеченочных небольших протоков на ранних стадиях представлены отеком и пролиферацией в одних портальных трактах и полным исчезновением в других, обычно в сочетании с фиброзирующим перихолангитом. Вместе с этим обнаруживается картина простого перипортального гепатита с разными мостовидными либо ступенчатыми некрозами, и достаточно массивной лимфомакрофагальной инфильтрацией перипортальной либо портальной области.

К диагностическим параметрам синдрома АИГ/ПСХ относится следующее:

  • Ассоциация с заболеванием Крона очень редка;
  • Ассоциация с язвенным колитом значительно менее, чем при ПСХ;
  • Повышение АсАТ, АлАТ, ЩФ;
  • У 50% ЩФ в пределах нормы;
  • Повышенная концентрация IgG;
  • Обнаружение в сыворотке SMA, ANA, pANCA;
  • Холангиогрфическая и гистологическая картина ПСХ, АИГ (редко) либо сочетание показателей.

В случае аутоиммунного гепатита на протяжении гистологического изучения в печеночной ткани, в большинстве случаев, обнаруживается картина хронического гепатита с сильно выраженной активностью. Характерны мостовидные некрозы паренхимы печени, много плазматических клеток в воспалительных инфильтратах в участках некроза клеток печени и портальных трактах. Обычно лимфоциты инфильтрата формируют лимфоидные фолликулы в портальном тракте, а перипортальные клетки печени формируют железистоподобные (гландулярные) структуры.

Лимфоидальная массивная инфильтрация отмечается и в центре долей с широким некрозом гепатоцитов. Помимо этого, в большинстве случаев отмечается воспаление желчных протоков и холангиол портального тракта при сохранении септальных и междольковых протоков. Трансформации клеток печени проявляются жировой и гидропической дистрофией. Гистологически при подлинном перекрёстном синдроме выявляются ступенчатые некрозы в комбинации с перидуктулярной инфильтрацией портального тракта и деструкцией желчных протоков.

Синдром АИГ/ПБЦ начинается стремительнее, чем простой ПБЦ, наряду с этим скорость развития коррелируется с выраженностью воспалительных и некротических трансформаций паренхимы. Обычно в виде отдельного перекрестного синдрома кроме этого выделяется комбинация АИГ с аутоиммунным холангитом, протекающая аналогично синдрому АИГ/ПБЦ, но с учетом отсутствия сывороточных АМА.

Обнаружение сывороточных аутоантител отражает самый нередкий феномен аутоиммунизации в случае HCV-инфекции и выявляется у 40-60% больных. Спектр аутоантител достаточно широк и включает SMA (до 11%), ANA (до 28%), анти-LKM-1 (до 7%), антитиреоидные (до 12.5%), антифосфолипидные (до 25%), pANCA (5-12%), AMA, ревматоидный фактор, анти-ASGP-R и т.д. Титры этих антител значительно чаще диагностических значений, показательных для какой-то аутоиммунной патологии, не достигают.

Практически у 90% больных титры в один раз и ANA не превышают 1:85. Серопозитивность по ANA и SMA в один момент отмечается не более чем в 5% случаев. Кроме этого, аутоантитела часто при HCV-инфекции становятся поликлональными, тогда как в случае аутоиммунных заболеваний они реагируют по определенным эпитопам.
Изучения антител к HCV должны проходить при помощи иммуноферментного анализа (ИФА) второго поколения (как минимум), оптимальнее с предстоящим подтверждением итогов рекомбинантным иммуноблоттингом.

В конце прошлого века, в то время, когда гепатит C лишь начинали изучать, в литературе появлялись сообщения о том, что до 40% больных с АИГ-1 и до 80% больных с АИГ-2 позитивны по анти-HCV. Потом, само собой разумеется, стало известно, что применение ИФА первого поколения у большинства больных давало ложноположительный итог, который был обусловлен неспецифической реакцией при выраженной гипергаммаглобулинемии.

Одновременно с этим, у 11% больных, каковые полностью соответствуют параметрам Интернациональной группы по изучению аутоиммунного гепатита и никак не отвечают на стандартную иммуно-супрессивную терапию, либо у которых появляется рецидив по окончании окончания приема кортикостероидов, обнаруживается положительный итог цепной полимеразной реакции на HCV РНК, что есть основанием рассмотреть их как больных с вирусным гепатитом C с броскими аутоиммунными проявлениями.

Лечение аутоиммунного гепатита

Показаниями к лечению аутоиммунного гепатита нужно считать:

  • Развитие патологического процесса;
  • Клинические симптомы;
  • АлАТ больше нормы;
  • АсАТ в 5 раза больше нормы;
  • У-глобулины в 2 раза больше нормы;
  • В ткани печени гистологически обнаруживаются мультилобулярные либо мостовидные некрозы.

Относительными показаниями считаются:

  • Умеренно выраженная симптоматика заболевания либо ее отсутствие;
  • У-глобулины менее двух норм;
  • АсАТ от 3-х до 9 норм;
  • Морфологический перипортальный гепатит.

Лечение не будет проводиться в том случае, если заболевание протекает без признаков, при декомпенсированном циррозе с кровотечением из вен пищевода, при АсАТ менее трех норм, наличии разных гистологических показателей портального типа гепатита, выраженной цитопении, неактивного цирроза. В виде патогенетической терапии, в большинстве случаев, используются глюкокортикостероиды. Препараты данной группы уменьшают активность патологических процессов, что обуславливается иммунносупрессивным действием на К-клетки, повышением активности Т-супрессоров, значительным уменьшением интенсивности аутоиммунных реакций, каковые направлены против гепатоцитов.

Препаратами выбора являются метилпреднизолон и преднизолон. Дневная начальная дозировка преднизолона образовывает порядка 60 мг (редко – 50 мг) в течение первой недели, в течение второй недели – 40 мг, в течение трех-четырех недель – 30 мг, профилактическая доза – 20 мг. Дневная доза препарата значительно уменьшается медлительно (под контролем развития заболевания, показателей активности), по 2.5 мг каждые несколько недель, до профилактической, которую больной должен принимать с целью достижения полной гистологической и клинико-лабораторной ремиссии.

Предстоящее лечение поддерживающей дозой преднизолона осуществляется продолжительно: от полугода до двух лет, а у некоторых больных – всю жизнь. Когда будет достигнута поддерживающая доза, дабы избежать угнетения надпочечников, рекомендуется провести альтернирующую терапию преднизолона, другими словами препарат принимать через сутки по двойной дозе.

Лечение аутоиммунного гепатита

Перспективным видится использование современного кортикостероида будесонида, который владеет высокой аффинностью к кортикостероидным рецепторам и малыми местными побочными эффектами. К приему глюкокортикостероидов относительными противопоказаниями являются: диабет, артериальная гипертензия, постменопауза, остеопороз, кушингодиный синдром.

Вместе с преднизолоном начинают терапию делагилом. Длительность курса делагилом образовывает 2-6 месяца, у некоторых больных – 1.5-2 лет. Прием вышеописанных препаратов осуществляется по таковой схеме: в течение первой недели преднизолон употребляется в дозировке 30 мг, второй недели – 20 мг, третьей и четвертой – 15 мг. 10 мг – поддерживающая доза.

Азатиоприн употребляется по 50 мг по окончании первой недели неизменно. Противопоказания – злокачественные образования, цитопения, беременность, непереносимость азатиоприна. В случае если схема будет не хватает действенна, то оптимальнее повысить дозу азатиоприна до 150 мг в сутки. Поддерживающая дозировка преднизолона – 5-10 мг, азатиорбина – 25-50 мг. К трансплантации печени показаниями являются неэффективность начального курса лечения в течение четырех лет, бессчётные рецидивы, побочные эффекты цитостатической и стероидной терапии.

В большинстве случаев, прогноз трансплантации благоприятный, пятилетняя выживаемость образовывает более 90%. Риски рецидива выше у больных с АИГ-1, в особенности HLA DRS-позитивных, в то время, когда риск возрастает по мере увеличение сроков по окончании трансплантации. На сегодня имеется экспериментальные схемы лечения АИГ, каковые включают в себя такие препараты, как такролимус, циклоспорин, будесониац, микофенолата мофетил и т.п. Но их применение пока не выходит за рамки испытаний.

У большинства больных с подлинным перекрестными синдромом АИГ/ПБЦ действенными становятся кортикостероиды, что в случае неясности диагноза разрешает советовать экспериментальное назначение преднизолона в дозировках, применяемых для лечения АИГ, на срок от трех до полугода.

Многие авторы показывают на достаточно высокую эффективность сочетания преднизолона с УДХК, что ведет к ремиссии у большинства больных. По окончании индукции ремиссии больные должны получать терапию преднизолоном и УДХК неизвестно продолжительный срок. Вопрос об отмене лекарственных препаратов, как и в случае с изолированным АИГ, возможно поставить при полном устранении серологических, биохимических и гистологических показателей болезни.

Лечение аутоиммунного гепатита

Недостаточная эффективность преднизолона либо сверхтяжелые эффекты при его назначении являются основанием для добавления к терапии азатиоприна. Информация об эффективности иммуносупрессоров в случае синдрома АИГ/ПСХ противоречивы. В один момент с тем, что одни исследователи показывают резистентность к стандартной кортикостероидной терапии многих больных, другие приводит позитивные информацию о утвердительном ответе на монотерапию преднизолоном либо его сочетание с азатиоприном. Недавно опубликованные статистику показывают, что в ходе лечения иммуносупрессорами погибают либо подвергаются трансплантации около трети больных (8% при изолированном аутоиммунном гепатите).

Стоит учесть , что больные с ПСХ относятся к категории лиц с высоким риском билиарного сепсиса и остеопороза, что существенно ограничивает возможность применения у них азатиоприна и кортикостероидов.

Урсосан (УДКХ) в дозировке не меньше 15-20 мг/кг, «Наверное,» возможно рассмотрен в виде препарата выбора при синдроме АИГ/ПСХ. Целесообразными видится проведение пробной терапии УДКХ в сочетании с преднизолоном, с обязательным учетом предварительных положительных результатов клинических изучений. В случае отсутствия большого результата, препарат стоит отменить, дабы избежать развития побочного действия и продолжать лечения высокими дозами УДКХ.

Лечение верифицированной HCV-инфекции с аутоиммунным компонентом представляется особенно тяжёлой. Назначение ИФН-сс, который есть сам по себе индуктором аутоиммунных процессов, может стать обстоятельством ухудшения клинического течения болезни вплоть до формирования развивающейся печеночной недостаточности. Кроме этого известны случаи фульминантной печеночной недостаточности. На фоне применения ИФН у больных с ХГС с учетом наличия маркеров аутоиммунизации, наиболее значимым серологическим показателем становилось нарастание титра антител к ASGP-R.

Анти-ASGP-R для АИГ-1 не только свойственны, но и, вероятнее, участвуют в патогенезе повреждения органа при данном заболевании. Одновременно с этим, при вирусном гепатите кортикостероиды будут содействовать усилению репликации вируса благодаря подавлению механизмов противовирусной естественной резистентности.

В клиниках смогут предложить применение кортикостероидов при титрах SMA либо ANA более 1:320. В случае если имеет место меньшая выраженность аутоиммунного компонента и обнаружения сывороточной HCV, больных рекомендовано назначение ИФН.
Другие авторы не придерживаются аналогичных строгих параметров и показывают на хороший эффект иммуносупрессоров (азатиоприна и преднизолона) при HCV-инфекции с выраженными аутоиммунными компонентами. Получается, что возможные варианты способа лечения больных с HCV-зараз с аутоиммунным компонентом предусматривают ориентированность на титры аутоантител, применение иммуносупрессивной терапии, полное подавление иммуносупрессорами аутоиммунных компонентов с предстоящим применением ИФН. В случае если было решено о начале терапии интерфероном, больные из групп риска в обязательном порядке подвергаются полному мониторингу в течение всего курса лечения.

Стоит подчернуть, что терапия ИФН кроме того у больных без начального аутоиммунного компонента может привести к формированию разных аутоиммунных синдромов, выраженность которых будет варьироваться от бессимптомного происхождения аутоантител до ясной клинической картины обычного аутоиммунного заболевания. Грубо говоря, один тип аутоантител появляется на протяжении интерферонотерапии у 35-85% больных с хроническим гепатитом C.

Самым нередким из аутоиммунных синдромов считается нарушение функций щитовидной железы в форме гипер либо гипотиреоидизма, которое начинается у 2-20% больных.

В то время, когда необходимо прекратить лечение аутоиммунного гепатита?

Лечение классическими способами должно длиться до наступления ремиссии, происхождения побочных эффектов, явного клинического ухудшения состояния (срыв компенсаторных реакций) либо подтверждения недостаточной эффективности. Ремиссия в этом случае – отсутствие клинических признаков, устранение лабораторных показателей, каковые будут показывать на деятельный воспалительный процесс, и большое улучшение общей гистологической картины (выявление обычной печеночной ткани, портального гепатита и цирроза).

Уменьшение уровня аспартатаминотрансферазы в крови до отметки, который вдвое превышает норму, кроме этого будет свидетельствовать о ремиссии (в случае если имеются другие критерии). Перед окончанием лечения для подтверждения ремиссии выполняется биопсия печения, т.к. более чем у половины больных, каковые удовлетворяют лабораторным и клиническим требованиям ремиссии, при гистологическом изучении обнаруживаются активные процессы.

В большинстве случаев, гистологическое улучшение наступает спустя 3-6 месяцев по окончании биохимического и клинического выздоровления, исходя из этого лечение длится в течение всего обозначенного выше периода, по окончании чего проводится биопсия печени. Отсутствие должного результата от лечения будет характеризоваться развивающимся ухудшением клинических признаков и/либо лабораторных показателей, происхождением асцита либо каких-либо показателей печеночной энцефалопатии (вне зависимости от готовности больных делать все назначения).

Это трансформации, как и развитие всевозможных побочных эффектов, и отсутствие видимого улучшения состояния больного в течении долгого срока, будут показанием к применению альтернативных схем лечения. По окончании 3-х лет постоянной терапии риски происхождения побочных эффектов превышают возможность развития ремиссии. Лечение аналогичных больных есть не хватает действенным, а понижение соотношения польза/риск оправдает отказ от привычной терапии в пользу альтернативной.

Прогноз болезни при аутоиммунном гепатите

В случае если аутоиммунный гепатит не лечить, то прогноз плохой: пятилетняя выживаемость – 50%, десятилетняя – 10%. При применении современных способов лечения двадцатилетняя выживаемость образовывает 80%.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *